вопрос 18: Viсtor P. : И для меня не понятно, как этот общепризнанный критерий (критерий Поппера),...

 Переношу длинный вопрос сюда: "И для меня не понятно, как этот общепризнанный критерий (критерий Поппера), соединить со следующим и более очевидным (логичным) для меня положением: “Не фальсифицируется каждая научная теория, если рассматривать её строго в пределах тех границ и логического аппарата описания и объяснения мироздания, строго в пределах которых эта научная теория себя позиционирует”

Критерий Поппера есть частный случай ( приложение для науки), производная, вытекающая из принципа дополнительности Н.Бора и соотношения неопределенности В.Гейзенберга. От этих двух товарищей вообще много что вытекает. Всё это оказало огромное влияние на философию, психологию, биологию и др.

Как понять и согласовать, ответить на то, что Вы сформулировали в вопросе? Да очень просто. Нельзя, невозможно решить возникающую проблему некоего пространства, множества, теории, находясь внутри этого множества и используя только методологию и принципы этой теории. Ну, например, нельзя решить алгебраическую задачу применяя только арифметику. Невозможно понять психическую деятельность человека, оставаясь на позициях определённого круга знаний, например используя только психоанализ. Иррациональность невозможно постичь полагаясь только на рационализм. Детерминизм и логика недостаточны для постижения веры. Более просторное и широкое невозможно постигать с помощью линейки и циркуля, хотя до этого и помогало.
Прежние теории упираются в границу своей сферы, затем происходит бифуркация и прорыв в другое множественное пространство, где подключаются дополнительные дисциплины и взгляды. Выход в новое, более широкое пространство, обнаруживает недостаточность (фальсифицируемость) прежней теории. Именно это говорит о том, что в прежнем пространстве все элементы той системы были однозначно детерминированно связаны, т.е. соблюдался принцип научности. Или иначе, она была научна.

Принцип Бора трактуют ещё и как принцип мышления. Прорыв чаще происходит в головах математиков, служителей королевы наук, благодаря тому, что там, в математике, полная свобода: пространств, множеств, времён. Воображение работает как у художников и поэтов. Затем, через промежуток времени, успехи математики сказываются на физику, философию и, потом, на биологию, психологию и литературу.
“А король-то голый!”, – воскликнул пацан – переложение принципа Бора на язык метафоры. Пока ты всеми своими помыслами и ценностями привязан к свите короля, ты слеп, т.е. изнутри не фальсифицируешь. Обнаружение фальсификации снаружи служит доказательством того, что этот тип, который голым шагает по улице, действительно был боготворимый король. Дополнение нового взгляда, новый ракурс на прежнее, фальсифицирует привычное, прежнее, прошлое. Юмор, сатира фальсифицируют прошлое, поэтому это (то) прошлое является реалией (было в действительности).
Или. Устав от долгого пребывания на консилиуме, через дополнение Бора и неопределённость Гейзенберга, вдруг обнаруживаешь, что вокруг не группа врачей, а оркестр для тебя играет марш Шопена. Это означает, что консилиум действительно был и на нём по науке написали некролог.

Не следует забывать, что критерий Поппера – это критерий научности, т.е. относится к научному мировоззрению. Но есть и другие мировоззрения: бытовое, философское, религиозное, эстетическое, политическое и др.

вопрос 17: Denis R., Германия: Как связаны научное познание и внешние обстоятельства?

Научная деятельность – это творческая деятельность, реализация внутренних потребностей человека. Любопытство и познание нового, неизведанного связано со свободой мышления, с воображением. Свободомыслие – главная черта научного работника. Вознаграждением служит достижение цели, открытие (ай да Пушкин, ай да молодец!). Внутренняя свобода согласуется и с внешними свободными условиями. Сильные внешние ограничения, давление (материальные, политические, физические и проч.) могут резко снизить потребность в познании и численность любопытствующих в обществе, но стремление к новому не убьют. Творили даже в концлагерях (можно вспомнить того же выдающегося психиатра Виктора Франкла) и в лагерных шарашках (Сахаров, Королёв, Ландау …). Но нельзя быть свободомыслящим строго в своей профессиональной сфере, в своём закутке и оставаться закрытым для другого пространства. Мышление не знает границ. Вот почему свободные (читай учёные) крайне неудобны авторитарным и тоталитарным политическим системам. Философский пароход 1922 года был вот от этого. Истинный учёный не склоняется перед авторитетами. Академик Пётр Капица (старший) резко критиковал политическое устройство СССР, лично Брежнева называл маразматиком, публично это делал на лекциях для студентов. И Нобелевского лауреата, скрипя сердце, терпели.

вопрос 16: Ирина Д. СПб: Любого ли человека можно погрузить в гипнотическое состояние? Возможен ли гипноз против желания?

Да, любого человека можно погрузить в гипнотическое состояние. Это зависит от квалификации гипнотизёра, от его умений, его опыта. Часто можно слышать такое: «Меня пытались загипнотизировать, но ничего не получилось. Значит, я не поддаюсь внушению». Когда такое заявляют, то тут я бы ответил так: в данных добровольных условиях, данный гипнотизёр, в данное время, вот этим конкретным способом не добился у вас гипнотического состояния. Но есть способы насильственные, есть шоковые, когда гипнотизёру безразличны ваши сопротивления. Психологически сломать в этом деле можно абсолютно любого. И такие насильственные способы применялись, например, в фашистском гестапо (пример с антифашистом Эрнстом Тельманом, чилийская хунта и др.). Есть наркогипноз, когда вам введут определённые препараты, есть методы совмещённые с физическим насилием, лишением сна, с пытками. С древности известен приём удара по голове деревянной колотушкой для отключения сознания при проведении хирургической операции. Есть приёмы, когда именно ваше «сопротивление» используется против вас же самих. Есть и дистанционные невербальные способы, при которых незаметно для вас отключат ваше сознание – это доступно уже только менталистам. «Сопротивление» – это сознательный, волевой процесс, но вашу сознательность можно легко обойти и воздействовать сразу на бессознательное.

Понятно, что в условиях лечебного психотерапевтического гипнотического сеанса или эстрадного представления, необходима добровольность клиента, и в этом случае от гипнотизёра не требуются насильственные техники внушения.

Но я большой противник огромных массовых “оздоровительных” сеансов. Есть групповая психотерапия, основы которой заложил академик В.М. Бехтерев, где небольшие группы комплектуются по схожим диагнозам после предварительного собеседования. Во время такой групповой психотерапии всегда есть возможность использования индивидуального подхода, есть обратная связь с каждым пациентом.

В работе психотерапевта при работе с пациентом гипноз, трансовые состояния занимают лишь небольшую часть, и то не всегда. Часто клиенту требуется совсем другой метод психотерапии, не трансовый. У лечебной психотерапевтической деятельности другие цели – помочь человеку. Здесь более важен доверительный контакт с клиентом, профессионализм психолога, его аналитические способности и владение широким спектром психотерапевтических методик, собственный жизненный опыт.

вопрос 15: Илья, Москва: Какие самые сильные переживания и чувства испытывает человек в своей жизни?

Очень рад такому вопросу. Самые сильные переживания, которые испытывает человек в своей жизни, два – любовь и собственное умирание. Между этими двумя сильными чувствами человек состоится как человек. Лишь жизнь, насыщенная собственным творением и свободой, порой с трагическими событиями, даёт ощущение полноты жизни и придаёт ей смысл. Расхожие в среде потребления: престиж, статус в иерархии, желудок набитый яствами, власть, жизнь в роскоши, популярность, вечная расслабленность на шикарном курорте порождают чувства слабые, временные. Истинная любовь наполняет жизнь смыслом. Если кому-либо удалось поговорить в хосписе с людьми за три – пять часов до их смерти, то они вам расскажут о своей самой большой трагедии. О том, как они хотели быть самими собой, как они хотели любить, как им было предначертано и как они, следуя всеобщей заразе потребления, изменяли себе, поддавшись навязанному представлению о личном счастье, не сумели себя воплотить, проявить своё Я. Человек жалеет, что не состоялся как личность и прожил чужую жизнь. Всё имел, был очень богат и уважаем, обладал большой властью, но счастья не имел и иногда хотел умереть. Среди моих клиентов попадаются и такие.

вопрос 14: Анатолий С. Москва: Как Вы относитесь к пикапу?

Отношусь резко отрицательно. Люди, которые этим занимаются, имеют некоторые личностные проблемы.

вопрос 13: Алексей Б. Москва: Что такое уличная магия?

Уж пусть простят меня фокусники, но то, что они называют уличной магией, у других называется – фокусы на улице, и никакого отношения к магии их номера не имеют. Но так уж повелось в среде фокусников и пошло из США, что их искусство манипуляции руками или с использованием техники назвали магией. Реальная же магия ориентируется не на технологию фокуса, а на изменение сознания, восприятия. Поэтому, как правило, всё идёт экспромтом, с подручными материалами (валяющаяся под ногами палочка, пёрышко, камешек …).

Но самое главное то, что внимание манипулятора сосредоточено не на своих действиях, а на поведении и образе мыслей подопытного. Подопытного переводят из одного состояния сознания в другое, затем в третье и т.д. Можно даже танцевать перед ним и щёлкать пальцами – вот это уже магия. После фокуса зритель уходит как после обычного развлечения, похлопал в ладоши и пошёл себе дальше по улице. А после магического воздействия у человека переворачивается чуть ли не миропредставление, меняется отношение к себе. Иногда приводит подопытного к тяжёлой депрессии, сильному маниакальному возбуждению, к крайним эмоциям, к тяжёлым болезням, или наоборот, к выздоровлению, к изменению поведения и личной судьбы. В памяти жертвы образ мага после встречи с ним может быть стёрт полностью или заменён на совершенно другой.

Настоящий маг может существовать, как бы, в разных лицах, потому что оторван от материального мира: один воспримет его как человека простоватого, наивного и доверчивого, другой как расчётливого и жестокого, третий как погружённого с себя философа, пятый как общительного и юморного, а шестой как пьяного хромого бомжа. Настоящие маги ничем не выделяются, не носят на себе “магические” цепи, браслеты и прочие цацки, не сидят среди свечей и стеклянных шаров, они – люди из толпы.